Анепедия
Энциклопедия юмора

Заглавная страница

Анекдоты
Указатель А-Я
Рубрики
Лучшие
Случайный

Афоризмы
Указатель А-Я
Рубрики
Лучшие
Случайный

Статусы
Указатель А-Я
Рубрики
Лучшие

Рассказы
Указатель А-Я
Рубрики
Лучшие
Случайный

Стишки
Указатель А-Я
Рубрики
Лучшие
Случайный

Фото приколы
Указатель А-Я
Рубрики
Лучшие
Случайный

Картинки
Указатель А-Я
Рубрики
Случайная

Юмор
Указатель А-Я
Рубрики
Лучший

Прислать
Контакт
Карта сайта
Анепедия
Поиск


На других языках
Українська



  ЮМОР ПРО      

PDA  |  RSS

Рассказы матерные


Рассказов : 66 
  Буква : М 

Указатель А-Я  
  Рубрикатор рассказов


Описание: Рассказы матерные и нецензурные






Рассказ про учителей, черный матерный


Маленький мальчик по имени Жумабек жил в небольшой деревне. Он был настолько тупым, что никому не нравился. Особенно учительнице, которая всегда кричала на него: " Ты сводишь меня с ума, Жумабек! "
Однажды мать Жумабека пришла в школу, чтобы проверить, как у него дела.
Учительница честно сказала матери, что её сын - это просто катастрофа, получает очень плохие оценки, и она ещё не видела такого тупого ребёнка за всю преподавательскую карьеру. Мать была в шоке, она забрала сына из школы, и они переехали в другую деревню.
Двадцать лет спустя у учительницы диагностировали серьёзное заболевание.
Ей посоветовали операцию, которую во всей округе может сделать лишь один хирург. Проанализировав ситуацию и понимая, что у неё нет другого выхода, учительница согласилась на операцию, которая прошла успешно.
Когда она открыла глаза после операции, то увидела симпатичного врача, который улыбался, глядя на неё. Она хотела поблагодарить его, но не могла говорить. Её лицо начало синеть, учительница подняла руку, пытаясь ему что-то сказать, но умерла, так и не произнеся ни слова. Врач был в шоке. Когда он повернулся, то увидел Жумабека, работающего уборщиком в этой больнице, этот долбо:::б отключил кислородный аппарат, чтобы подключить свой пылесос.
А вы серьёзно подумали, что Жумабек стал хирургом?.


 Рубрики :   Рассказы Про учителейРассказы ЧерныеМатерные


Ссылка на рассказ



Рассказ про дочь, игра слов, пошлый матерный


10-летняя девочка однажды приходит домой и заявляет:
- Я больше не дева.
В доме сначала воцаряется гробовая тишина, затем начинаются взаимные упреки между всеми членами семьи. Отец - матери:
- Ах ты, уличная шалава, сука, потаскуха!
Да ты же все время одеваешься, как проститутка, а красишься так, что у тебя косметика чуть ли не отваливается! Я уж не говорю о твоей речи: ругаешься последними словами при дочке!
Затем обращается к старшей 20-летней дочери:
- А ты, шлюха? Трахаешься с этим патлатым оболтусом на диване каждый раз, когда мы уходим! И все это при девочке! В прошлый раз на диване даже следы спермы остались. Я уж не говорю про вибратор, который лежит у тебя в ящике. Или ты думаешь, я его не видел?
Мать - отцу:
- Ой, да ты бы лучше на себя посмотрел!
Сам-то половину зарплаты на бл:::дей тратишь и здороваешься с ними каждый раз, когда они проходят около нашего дома, и все это при девочке!
Каждый вечер пятницы у тебя - помада на воротнике, а с тех пор, как мы приобрели спутниковую антенну, ты ничего, кроме порнухи, не смотришь! И все это при девочке! Я уж не говорю об этой шлюхе - твоей секретарше, которая делает тебе минет и регулярно звонит нам домой и спрашивает тебя ангельским голоском, причем иногда разговаривает даже с дочкой!
Затем она участливым тоном со слезами на глазах спрашивает у дочки:
- И как это произошло? Тебя изнасиловали или это ты сама решила соблазнить какого-то одноклассника?
Девочка, хлопая широко раскрытыми глазами, отвечает:
- Мама, я просто хотела сказать, что учительница дала мне другую роль в рождественском представлении. Я теперь буду пастушкой


 Рубрики :   Рассказы Про дочьРассказы Игра словРассказы ПошлыеМатерные


Ссылка на рассказ



Загрузка...


Рассказ про проституток, пошлый матерный


Я, наверное, один из немногих, кого в свое время выгнали из публичного
дома. История эта, хоть и некрасивая, до сих пор кажется мне забавной.
Мы с приятелем Арсеном пошли в ресторан, чтобы отметить одну удачную
сделку. Хотя нет, соврал, мы пошли просто так – чтобы напиться. Я
продолжал развивать бизнес. Он же был бандитом средней руки, членом
одной мелкой группировки, крышующей рынок в Калитниках. Мы дружили
давно. Мне с ним было весело, ему со мной интересно. За подкладкой
пиджака Арсен носил молоток. В драке – страшное оружие. А если обыщет
милиция, скажет, что идет что-нибудь чинить. Ели мы, в основном,
соленья. Пили водку. Запивали пивом. И когда настал вечер, сделались
настолько пьяными, что всякие глубокие темы отпали сами собой, и мы
стали говорить «о бабах». Арсен поведал, что недавно был в «Рае» у
проституток, и «вот это был вечер, лучше давно время не проводил».
- А я никогда у проституток не был, - сказал я. – Никогда. – И
опечалился. «Вот умру, - подумал я, - а так никогда у проституток и не
побываю. А так хочется с ними поговорить. Как написано у этого… как
его…» Я как раз тогда прочел книгу одного малоизвестного европейского
автора, фамилию его сейчас не вспомню, да это и не важно, важно то, что
на меня произвела большое впечатление его дружба с уличными девками.
- Так поехали в «Рай», - взвился похотливым соколом Арсен.
- Что, прямо сейчас? – удивился я.
- Конечно! – Тут у него зазвонила трубка на столе. Он нажал отбой, вынул
аккумулятор и сунул выключенный телефон в барсетку. Размером его телефон
был с половину этой самой барсетки. Я свой таскал в кармане джинсовки,
эта дура вечно мне мешала. Под джинсовкой у меня был пистолет в кобуре.
О чем я, к счастью, благополучно забыл, когда охрана, немного помяв,
вышвыривала меня вон из публичного дома.
Одержимые навязчивой идеей, как это часто случается с алкоголиками, мы
быстро расплатились и почти бегом кинулись на улицу. Арсен поднял руку,
и тут же из темноты вынырнул жигуль с частником. Мы уселись на заднее
сиденье. Арсен сказал адрес – и мы поехали к проституткам. По дороге он,
пребывая в приподнятом настроении, подогретый водкой и пивом, весело
разглагольствовал, как отлично мы проведем время. Водитель угрюмо
помалкивал, на что мы не обратили никакого внимания. Впрочем, когда я с
кем-нибудь из своих друзей садился в такси, водители обычно всегда
старались ничего не говорить, даже если в салоне царила гробовая тишина.
Как большинство борделей, «Рай» находился в здании гостиницы.
Организовано все было удобно с максимальным удобством. Войдя в
центральный подъезд, посетители миновали небольшой коридор - и
оказывались у стойки администраторов. Здесь пути их расходились.
Постояльцам гостиницы, служившей прикрытием доходного бизнеса, следовало
идти направо. Богатым развратникам отпирали дверцу слева.
- Я плачу, – сделал широкий жест Арсен.
Я не возражал.
Сразу за дверью налево (для тех, кто собирался сходить налево)
открывался зал. Здесь стояло два обитых кожей красных диванчика и стол
русского бильярда. Через зал можно было пройти в две крохотных спальни,
оборудованных широкими кроватями и зеркальными потолками, и в помещение,
где был небольшой бассейн – метра три на четыре с металлической
лестницей посередине.
- Так, - Арсен потер ладошки, поставил барсетку на бильярдный стол, -
давайте нам водочки, бутылочку, четыре кружки пива… И… И все, - сказал
он.
- Что-нибудь закусить? – грузный парень весом под сто тридцать кило в
черном костюме мало походил на официанта.
- Не надо, - сказал Арсен. – Сейчас мы слегка промочим горло, и девочек
веди.
Когда громила ушел, он обернулся ко мне:
- Ну, как тебе?
Я пожал плечами.
- Пока не знаю.
Гнездо разврата я оглядывал с осуждением. Спьяну во мне проснулся
натуральный моралист. Мне уже казалось, что только совершенно убогие
люди посещают проституток. И конечно, сами бл:::ди – бракованный
человеческий материал, требующий серьезной психологической помощи. Да, я
собирался помочь этим несчастным встать на путь исправления. Да так
увлекся этой идеей, что через некоторое время одна из них кричала,
пребывая в абсолютной ярости: «Ты меня ебать пришел или мораль читать?!!»
Но пока еще до этого не дошло. Мы собирались «промочить горло» - и
выбрать из предложенных девочек двух, чтобы предаться с ними… Арсен –
жестокому разврату, я – жестокому морализму.
«Бутылочка водочки» растворилась поразительно быстро. Видимо, горло у
нас сильно пересохло, пока мы ехали от ресторана в такси. Пиво тоже
ухнуло в желудок одно за другим. Причем, я выжрал все четыре кружки –
Арсен не возражал, он уже был в кондиции. Пенное пойло стремительно
всосалось в пищеварительный тракт, следом за сорокоградусной, - и
сделало меня пьяным чудовищем. Хотя девочки еще не пришли, я разделся
догола, побросал одежду на бильярдный стол под бурные возражения Арсена
(он собирался загнать в лузу шар) и упал в бассейн. Вода в нем оказалась
теплой и совсем меня не отрезвила. Я выбрался и принялся разгуливать по
центральному залу в чем мать родила, выражая неудовольствие тем фактом,
что девочки медлят. Арсен тоже был так пьян, что, казалось, не замечает,
что его приятель - абсолютно голый.
Наконец, явился наш крепыш в сопровождении примерно десяти разнообразных
«красавиц». Я стоял, нимало не смущаясь, облокотясь на бильярдный стол.
- Ой! – сказала одна из них, глядя на меня.
- Что «ой»?! – спросил я гневно.
- Да смешно просто. – Она захихикала. Другие девочки сохраняли мрачность
черт лица, в том числе, и их строгий провожатый. Мне показалось, он
вообще лишен юмора.
- Я вот эту хочу! – сказал я и ткнул пальцем в хохотушку.
Здоровяк обернулся к девушке, чуть качнул головой.
- А мне вот эта нравится, - Арсен выбрал блондинку с длинным крючковатым
носом.
- Ты уверен? – спросил я. Сам я всегда обожал аккуратные маленькие
носики, и меня его выбор сильно удивил…
Уже очень скоро, буквально через полчаса, я узнал, что жена Арсена очень
и очень похожа на эту длинноносую проститутку…
- Так, мы уже все выпили, - сказал он. – Значит так. Еще бутылку водки.
Два пива…
- Четыре, - поправил я.
- Ну, хорошо, четыре… И… И все.
- А шампанского для нас? - отозвалась девушка, которую выбрал я.
- И шампанского, - не стал спорить Арсен.
- Два, - уточнил я. – То есть две, две бутылочки.
После того, как я вырвал из рук у девушек уже откупоренное шампанское,
налил его в пивную кружку и залпом выпил, состояние мое серьезно
усугубилось. Я стал очень настойчиво расспрашивать шлюх, откуда они
родом, и как сюда попали. В конце концов, та, которую выбрал я, взяла
меня за руку и повлекла в одну из комнат. Там она села на двуспальную
кровать и поманила меня пальчиком. Я стоял, прислонившись к стене – в
ней я нашел точку опоры. Она была мне крайне необходима. Сильное
опьянение у меня всегда идет волнами – я то почти трезвею, то готов
упасть.
- Так откуда ты? – повторил я.
- Я же тебе уже говорила. Из-под Ногинска. Иди сюда… - Она извлекла из
сумочки презерватив и помахала им. – Сам наденешь или тебе помочь?
- Не надо мне… - воздев к потолку указательный перст, я изрек
внушительно: - Не понимаю! Как! Можно! Было! Дойти до такого падения!
- Ты о чем? – спросила она с неудовольствием. Должно быть, такие
разговоры ей надоели.
- Вот скажи, - продолжал я нравоучительно. – Неужели тебе нравится
сосать все эти грязные члены? Неужели ты не против, чтобы чужие мужики
пихали их в тебя? Пихали и пихали. Пихали и пихали. День за днем. Раз за
разом. Всякую заразу. Ведь это… если подумать… если подумать… - Пьяному
сознанию очень не хватало слов: - Нравственная… Дыра. – Нашелся я. И
добавил уже совсем грубо: - Ты – нравственная дыра. Ты хоть это
понимаешь, Дыра?..
- Понимаю, я все понимаю, - проговорила она, ловко распечатала
презерватив и опустилась передо мной на колени. То, что она проделала в
следующее мгновение, поразило меня до крайней степени. Раньше я такого
не видел. Резинку она сунула себе в рот и склонилась к моему вялому
органу. Я наблюдал за ней, завороженный доселе невиданным аттракционом…
А уже через минуту с сильно эрегированным пенисом, на котором
красовалось «Изделие номер один», выбежал из комнаты в залу, где Арсен с
упоением трахал деваху, разложив на одном из красных диванчиков.
- Арсен! – вскричал я. – Ты только подумай! Она умеет надевать гондон…
РТОМ!
- Твою мать! – моя приятель дернулся всем телом и остановился. – Бл:::дь,
Степа, ну ты чего делаешь, вообще?!..
- Извини-извини, - сказал я, сорвал с члена презерватив и вернулся к
проститутке… Только для того, чтобы в течение получаса довести ее до
белого каления. Она раскричалась и вопила противным тонким голосом: «Ты
меня ебать пришел, или мораль читать?!». Потом схватила вещи, которые
успела снять, выбежала в зал с бильярдом, где снова помешала Арсену.
«Вашу мать! - заорал он в свою очередь. – Да что ж такое?! Дадут мне в
этом бардаке когда-нибудь нормально потрахаться?!»… Не дали. Вскоре три
недовольных человека сидели на красных диванчиках, а я, глотнув еще
немного горючего, расхаживал перед ними голый и читал нравоучения.
- Как же так можно?! – говорил я. – Пребывая в вертепе, ощущать себя
вполне нормально? Это же чудовищный аморализм, это полная духовная
деградация. – Меня так несло, что я даже протрезвел на время. И
проститутки, и мой приятель Арсен, казалось, были абсолютно
дезориентированы. Они не понимали, что, собственно происходит. Привычный
порядок вещей был основательно нарушен. – Взять вот этот шар, - вещал я,
прохаживаясь вдоль бильярда. – В нем души больше, чем в проститутке.
Отдавая свое тело, милая девочка, ты отдаешь, на самом деле, свою
внутреннюю сущность, душу. А ведь она принадлежит богу…
- Ну, хватит! – выкрикнула та, что так ловко надевала ртом резинки. На
груди у нее, между прочим, висел крестик. – Ты меня заколебал. Если
ничего больше не будет, то я пошла. – Она вскочила с дивана.
- Останься, - попросил Арсен, взяв ее за руку. – Я хочу с двумя… Если,
конечно, никто не помешает.
И тут произошло непредвиденное. Ничто не предвещало беду. Но она
нагрянула. Раздался громкий стук в дверь. Причем, стучали настолько
решительно, что я подумал – притон накрыли менты. Метнулся к окну –
первый этаж, но на окнах решетки. В тот момент у меня даже мысли не
возникло, что меня, собственно, забирать не за что – главное побыстрее
смыться, думал я. Я забегал по помещениям, простукивая стены в поисках
потайной двери, но ее, разумеется, не было. Арсен и девицы сидели
притихшие. Возможно, им было любопытно, чем все закончится. В конце
концов, мне надоело искать то, чего не бывает, и, поскольку стук не
прекращался, я пошел к двери и распахнул ее. Голый. Одеться я так и не
удосужился. На пороге стояла какая-то блондинистая девица с длинным
носом. Она оглядела меня с ног до головы, поморщилась, затем оттолкнула
и прошла в зал. Здесь она остановилась прямо напротив Арсена. Как сейчас
помню эту картину. Он сидит в самом центре дивана, обняв проституток за
голые плечи. Вид у него такой ошарашенный, словно он увидел белого
медведя с улыбкой Джоконды.
- Вот значит как! – сказала блондинка. – Отлично!
Прошла мимо меня и хлопнула дверью.
- Что это было? – спросил я удивленно.
- Моя… моя жена, - проговорил Арсен, затем налил рюмку водки, выпил, за
ней вторую, и третью. – Ты! – он обернулся ко мне, вдруг став очень
злым. – Это ты позвонил моей жене. Больше некому. Никто не знал, что я
здесь.
- Окстись, - сказал я. – Я твою жену знать-не знаю.
- Зато ты знаешь мой телефон, - Арсен вскочил с дивана. – Позвонил мне
домой, и сказал, где я. Так?
- Да ты совсем рехнулся, - я аккуратно переместился к бильярдному столу,
на нем лежал пиджак моего приятеля. К подкладке, я отлично это помнил,
была пришита петличка, а на ней висел молоток. В минуты гнева Арсен был
опаснее бешеного слона. Поэтому я на всякий случай перекрыл ему путь к
оружию. – Слушай, брат, - сказал я, - клянусь тебе, я тут ни при чем. Я
понятия не имею, как она узнала, что мы здесь.
- Ну, конечно, - Арсен недобро засмеялся. – Больше некому! – И кинулся
ко мне, выставив перед собой руки, будто собирался меня задушить. Я
только успел схватить со стола бильярдный шар и ударил его прямо в лоб.
Наверное, из-за яростного разбега он и рухнул так живописно - заехав
своими ногами по моим, а голову, запрокинув назад. Упал, и сразу сел,
закрыв ладонью лоб. Сквозь пальцы заструилась кровь. Ее было много. Он
даже не стонал. Просто сидел и молчал, как громом пораженный.
Девушки закричали: «Прекратите! О господи!». Одна подбежала к Арсену,
другая к двери, чтобы вызвать охрану.
- Стоять! - я побежал за ней, схватил за плечо. Но она уже молотила в
дверь кулачками. Потом стала отбиваться от меня:
- Отпусти меня, придурок!
Щелкнул замок, и в зал практически вбежал здоровяк в костюме. Я по
инерции продолжал удерживать проститутку.
- Отпусти девушку! – рявкнул он. И я немедленно ее выпустил из рук. И
запрыгал перед охранником, размахивая кулаками:
- Ну, давай, давай… Вперед, боец. Посмотрим, чего ты стоишь. Хотя… - Я
вернулся к столику с напитками, налил себе водки, выпил и обернулся: -
Таких, как ты, на меня нужно четверо…
Накаркал. Здоровяк ушел и привел с собой еще троих. Все вместе они
некоторое время бегали за мной вокруг бильярдного стола. При этом я
здорово веселился, хохотал и швырял в них шары. Затем они меня поймали.
Пару раз приложили о стену. И влепили кулаком поддых. И понесли дебошира
к выходу. На улицу меня вышвырнули абсолютно голого. За мной полетела
одежда. Я принялся собирать ее по мокрой мостовой, одеваться, ругаясь на
чем свет стоит. Оделся, и понял, что мне чего-то не хватает. Мобильный
лежал в кармане, паспорт тоже. А вот пистолета с кобурой не было. Дверь
в гостиницу-притон предусмотрительно заперли, и я принялся колотить в
нее, крича: «Ствол верните, суки!» Прошло минут пятнадцать, я не
успокаивался - тогда на первом этаже приоткрылось окно, и в него
выбросили мой пистолет с кобурой.
- Так-то, - сказал я. Подумал, а не шмальнуть ли пару раз в дверь, чтобы
знали наших, но решил, что, пожалуй, не стоит.
- Арсен! – заорал я, вспомнив о раненом в голову друге. – Арсе-ен! – Он
не откликался, и я пришел к выводу, что либо обиделся, либо трахает, как
и планировал, сразу двух проституток и не хочет, чтобы его беспокоили…
Зря я оставил приятеля в «вертепе разврата». Ссадина на лбу была совсем
небольшой – в общем, ранение незначительное для такого типа, как Арсен.
Поэтому ему заклеили рану пластырем, и принялись, как у них это
называется, «доить клиента». Его поили три дня. За это время Арсена
свозили в банк и с деньгами увезли далеко из Москвы в Ногинскую область,
где проживала эта мерзкая шлюха. Там он чувствовал себя некоторое время
королем, водил девочек по ресторанам, ювелирным магазинам, покупал им
одежду, обувь и духи. Ночевали они в лучшем номере местной гостиницы. А
когда на третий день у Арсена закончились бабки, и он с грустью сказал,
что в банке тоже ничего нет, его попросту выгнали на улицу. Из какого-то
местного телефона-автомата он позвонил мне, сказал, что у него нет денег
даже на электричку, и его могут высадить, но, чтобы я обязательно
встретил его на вокзале, чтобы мы вместе выпили

 Рубрики :   Рассказы Про проститутокРассказы ПошлыеМатерные


Ссылка на рассказ






ТОП РУБРИКИ
Рассказы

- Черные
- Пошлые
- Матерные
- Короткие
- Про котов
- Про докторов
- Про мужа и жену
- Про армию
- Про студентов
- Про больницу
- Интимные
- Про женщин
- Отвратительные
- Советские
- Про евреев
- Про собак
- Про туалет
- Про детей
- Про мужчин и женщин
- Притчи
- Про автомобили
- Про мужчин
- Про презервативы
- Про девушек
- Компьютерные
- Про милицию
- Про мочеиспускание
- Про программистов
- Про проституток
- Про театр





Copyright © 2011 - 2019 www.anepedia.org


Рейтинг@Mail.ru