Анепедия
Энциклопедия юмора

Заглавная страница

Анекдоты
Указатель А-Я
Рубрики
Лучшие
Случайный

Афоризмы
Указатель А-Я
Рубрики
Лучшие
Случайный

Статусы
Указатель А-Я
Рубрики
Лучшие

Рассказы
Указатель А-Я
Рубрики
Лучшие
Случайный

Стишки
Указатель А-Я
Рубрики
Лучшие
Случайный

Фото приколы
Указатель А-Я
Рубрики
Лучшие
Случайный

Картинки
Указатель А-Я
Рубрики
Случайная

Юмор
Указатель А-Я
Рубрики
Лучший

Прислать
Контакт
Карта сайта
Анепедия
Поиск


На других языках
Українська




  ЮМОР ПРО      

PDA  |  RSS

Рассказы нецензурные


Рассказов : 60 
  Буква : Н 
  Тема: Матерные 

Указатель А-Я  
  Рубрикатор рассказов


Описание: Рассказы матерные и нецензурные






Рассказ про больницу, черный матерный


Москва. Жаркий июль 2001 года. Городская больница, кардиореанимация. Большая светлая палата, в ней 5-6 коек, на них лежат больные. У окна сидит дежурный врач, пьет чай и смотрит в окно. И вдруг слышит с одного из прикроватных мониторов (прибор такой, автоматически снимает ЭКГ и некоторые другие параметры жизнедеятельности и умеет сигналить о значимых отклонениях) писк alarm'а - "предупреждателя". Подходит и видит: на мониторе - фибрилляция желудочков (кто не знает - это клиническая смерть). Ну, тут врач берет и со всего размаха у:::бывает больному кулаком по грудной клетке (советую, кстати, всем запомнить - это самая первая помощь в таких случаях, всякие дефибрилляции электродами, как в "Скорой помощи" - потом). На мониторе - синусовый (нормальный) ритм. Врач, весьма довольный, уходит опять к окну и пьет чай дальше. Через 15 минут - снова с того же монитора писк alarm'а. Врач подходит - картина та же. Ну, он занес руку для удара - и тихо ох:::евает, так как слышит, как больной ему говорит: "Доктор, не убивайте...".
Выяснилось, что из-за жары и обильного потения с груди отклеился электрод монитора и дал соответствующую картину на ЭКГ, а при первом ударе приклеился назад - но не настолько прочно. Чувства врача, думаю, понятны - когда с тобой говорит кто-нибудь, находящийся в состоянии клинической смерти, ощущения необычные. А теперь представьте чувства больного в постинфарктном состоянии, лежащего тихо-спокойно себе на койке, к которому ни с того ни с сего подходит врач и у:::бывает кулаком по груди, да еще и собирается сделать это снова через несколько минут...


 Рубрики :   Рассказы Про больницуРассказы ЧерныеМатерные


Ссылка на рассказ



Рассказ про армию, кал, советский матерный


Все имена в этой правдивой истории - подлинные. Грамматические обороты и орфографию - просьба сохранить. Прислал этот рассказ мне мой сослуживец - правдивость могу подтвердить.
Служил я в 1985-1987 году как-то в Польше, тогда ещё Варшавский Договор существовал. Расквартированы мы были в бывших немецких казармах со времен Второй Мировой на аэродроме ранее принадлежавшему Герингскому люфтваффе. Наша рота располагалась в одной из них, с полузатопленным подвалом, постоянно в ремонте. На первом этаже располагался узел связи и штаб, на втором жило 80 вечно голодных срочников, то есть нас, и на третьем - холостяки офицеры. За безупречную воинскую службу был я разжалован из сержантов в рядовые, а старшина роты прапорщик Купчук задумал меня в нарядах сгноить (за полгода перед дембелем отходил я их аж 54!, что дало мне возможность по ночам в бытовке чифирить, ушивать парадку, набивать каблуки и точить ордена перед Приказом). Так вот, как я уже сказал, здание это медленно, но верно разваливалось и вся сантехника и канализация была вверена в опытные руки ефрейтора Павлюченки, который профессионалом по этой части на гражданке. Но поскольку по сроку службы копаться в говне ему было не положено, он натаскивал салагу этому мудрёному мастерству. Очки (ударение на первый слог, множественное число от слова очко) были постоянно забиты, ибо личный состав поедал червивую селёдку, полупечёный хлеб, НЗ-вскую говядину, 37-го года забоя, картофельный крахмал, сечку и комбижир, а по воскресеньям нас баловали яблоком и парой яиц, чтобы, вероятно, поддерживать наш витаминный и белковый баланс. Поэтому солдаты срали помногу и подолгу. Так что ефрейтору Павлюченко приходилось несладко дённо и нощно поддерживать казарму в более-менее санитарном состоянии (за что ему кинули ещё одну лычку на дембель). Стою я, значит, на тумбочке в одном из таких нарядов, тоска невыносимая, духи кругом отшуршали, благодать и порядок повсюду. Тут, вдруг, с третьего этажа по лестнице слетает прапор Купчук и орёт на меня неблагим матом:
- Данилов, мать-перемать, я тебя в жопу вы:::бу! Стоит тут, очки одел, а наверху очко засрано!!!
Я, конечно, метнулся расследовать кто ж там посмел нагадить так. Дело в том, что наверху туалетом пользовались только офицеры и из 8 очек работало только одно. И забиты остальные семь были, по-моему, со времён Третьего Рейха (очевидно немецких солдат тоже деликатесами не баловали, а может быть они нам такое западло подкинули когда отступали), история об этом стыдливо умалчивает. Сумняшися, я ничего лучшего не придумал как дернуть за цепь, пытаясь всё это злодейство смыть. Говно, естественно, слегка растворившись водой, расплылось по всему полу. Что ж, время задействовать Павлюченку и его верного оруженосца-душару. Происшествие сие было незамедлительно доложено ефрейтору Павлюченке, который тут же отправил своего стажёра практиковаться, снарядив его ведром, шваброй и тросом. Через полчаса практики выяснилось, что троса недостаточно. Павлюченко сыпал, одному ему известному, терминами, и, как мне показалось, пытался меня, бывшего командира отделения, запугать словами, не участвующими в моём обширном лексиконе. Решение принял я.
- А что если ломом?! Такая блестящая мысль воодушевила светил советской сантехники и, вооружившись ломом, они рванули наверх. Через минуту всё здание содрогалось от мерных ударов. Для меня служба опять показалась мёдом и я отдыхал со сладким чувством выполненного приказания от старшего по званию. В это время из Ленинской комнаты после удачно переварившегося обеда, ремень на яйцах, шапка-менингитка, грудь в орденах, выползает дембель Витюша Вешторт, для которого приказ Маршала Советского Союза Соколова уже прозвучал и он жил сладкими грёзами о гражданке. Вальяжный ефрейтор Вешторт продефилировал по центральному проходу (там где рота выстраивается на построение) прямиком на парашу опорожниться, прихватив Красную Звезду. Напомню, что туалет для личного состава находился на втором этаже, а работа по устранению недостатков проводилась на третьем офицерском этаже. Из полусонного состояния меня вывел истошный вопль Вешторта, доносящийся из туалета. В тот же миг сверху сбегает Павлюченко с радостной новостью Пробили, наконец, и всё утёкло! Дверь туалета распахивается... Ужас, оцепенение, открытые рты, и последовавший истерический смех. Болотный монстр в лице ефрейтора Вешторта вываливается из гальюна весь увешанный забродившими советско-гитлеровскими фекалиями. С отрешенным видом буднично отряхивает шапку и кладёт её обратно на голову. Вонь стояла страшнейшая наверное с месяц, несмотря на повсеместное поливание одеколоном. Позже оказалось, что бедняга Вешторт, присев как горный орёл, уткнувшись в Гальюн Таймс совершенно игнорировал раздававшиеся сверху удары. Затем, располагавшаяся над ним канализационная труба сорвалась с гнилых болтов и центнер побочных продуктов человеческого тела низвергся на просвещённого Вешторта. По устоявшейся армейской традиции всю инициативу с ломом свалили на салагу рядового Пупкина-Залупкина (не припомню щас его фамилии). Виновные понесли по всей строгости Устава Караульной и Гарнизонной Службы, а я огрёб очередной наряд по роте. Вот и всё.
P. S. А потом в Минске, будучи на гражданке уже, через кого-то я узнал, что Витюшенька Вешторт оказывается служил в спецназе и разгонял резиновыми пулями демонстрантов из Солидарности.


 Рубрики :   Рассказы Про армиюРассказы Про калРассказы СоветскиеМатерные


Ссылка на рассказ





Рассказ черный матерный


Случилось это с одним моим знакомым со товарищи (всего их было трое).
Парни решили отдохнуть-развеяться-девчонок снять-покуролесить. Начали с третьего, за чем и отправились на дискотеку.
Быстро там приметили троих девочек-милашек, ну и ненавязчиво так к ним подкатываются. "Привет, милашки, как делишки..."
В общем, стандартно и без особой фантазии. Девушки явно не против, более того после непродолжительного общения и пары бокалов пива, они мило так предлагают парням не тратить время и деньги в дискотечном баре, а пойти в магазин, затариться водкой и пивом дня на три и дунуть с ними отдыхать на дачу одной из красоток. Парни на это без особых раздумий соглашаются.
Денег у них было довольно много. Взяли они пузырей десять водочки поприличней, пару ящиков пива, закусочки-запивочки, прыгнули в тачку и отправились в эротическую поездку.
Спросите, где черный юмор? На даче!
Когда они приехали, выгрузились и вошли в дом, там их встретили человек десять крепких лысых хлопцев с весьма серьезными лицами. Самое крепкое и серьезное лицо произнесло примерно следующее: "Водку и жратву заносите. В ванне грязная посуда. Помоете и можете у:::бывать."
P.S. Посудой ванна была полна, горячей воды системой не предусматривалось, из моющих средств - хозяйственное мыло и песок. Хотели по:::баться - по::::бались!


 Рубрики :   Рассказы ЧерныеМатерные


Ссылка на рассказ



Рассказ про больницу, советский матерный


История реальная из источников, не подлежащих сомнению.
Главный герой - ныне преуспевающий и известный человек, поэтому имя вымышлено, остальное достоверно.
В конце семидесятых Василий работал санитаром в Первой градской или Склифе. Как-то раз в его дежурство привозят, как сейчас модно выражаться, ВИП-персону, какой-то палестино-иорданский партизан (у СССРа тогда с ними очень теплые отношения были, только что в попку не целовали), подстреленный подлым израильским агрессором, весь в коме и бинтах. Ну наши светила бились с ним часов сорок с гаком, вынимали из него осколки с пулями, короче драка за ценную жизнь была не на шутку, а за орден Ленина минимум. Ну вроде все, сверхсложная операция закончена, доктора курят, недостреленный борец в палате под капельницей припухает (в себя не приходит). Ну а Василий, кстати, несмотря на имя, внешность имеет, скажем прямо, явно семитскую, в этой самой палате моет полы, просто моет пол и все, ему на Ближний и Дальний восток, и политическая обстановка пох:::р, потому как до стипендии как до Китая раком, а до зарплаты столько же только пешком. Моет пол, тут агрегат, где пульс и все такое (монитор, кстати, там не только электрокардиограмма, но много еще других показателей), который к больным присоединен, как-то запищал, забулькал, захрюкал. Боец освобождения Палестины зашевелился, ожил короче. Василию интересно, студень еще ведь, он со шваброй подходит ближе, типа пол трет, ну и посматривает - че там мигает так интересно, и чего там в койке шевелится. И тут боец открывает глаза - вполне осмысленный взгляд, ну немного прих:::евший от анестезии.
Ну Василий, не долго думая и брякнул (вроде нос, кудрявый парняга) как для поддержки:
- ШАЛОМ! И улыбнулся.
Не знаю, о чем подумал боец (плен, МОССАД, пытки).
Ниже приведен график электрокардиограммы на мониторе.
/ /
/ /
/ / __________________________________


 Рубрики :   Рассказы Про больницуРассказы СоветскиеМатерные


Ссылка на рассказ






ТОП РУБРИКИ
Рассказы

- Черные
- Пошлые
- Матерные
- Короткие
- Про котов
- Про докторов
- Про армию
- Про мужа и жену
- Про больницу
- Про студентов
- Отвратительные
- Про женщин
- Интимные
- Про собак
- Советские
- Про евреев
- Про мужчин и женщин
- Про туалет
- Про детей
- Про мужчин
- Про презервативы
- Про автомобили
- Про девушек
- Компьютерные
- Про театр
- Про экзамены
- Про красную шапочку
- Про маршрутное такси
- Про милицию
- Про мочеиспускание





Copyright © 2011 - 2018 www.anepedia.org


Рейтинг@Mail.ru